Притравка — подготовка к охоте

Притравка - подготовка к охоте

Охота и испытания на искусственной норе

В нашей стране первые полевые (от слова полевать — охотиться) испытания норных собак в искусственной норе прошли в начале 1928 года. В 1939 году появились первые правила испытаний в искусственной норе. В 1955 году принимаются новые правила испытаний по лисице в искусственной и естественной норах и по барсуку в искусственной норе. Существующие в настоящее время правила испытаний по норе-восьмерке в основе своей были разработаны в 1981 году, а первые правила по норе-пешке для лисицы появились в 1988 году. К настоящему времени все они были несколько переработаны в период 1996-99гг., но по сути остались теми же, что и почти двадцать лет назад.

Ожидание на притравке

Взаимосвязь и взаимозависимость результатов испытаний и реальной норной охоты всегда были предметом жарких споров владельцев норных собак. Возьму на себя смелость высказать свою точку зрения на эту тему.

Испытания и подготовка к ним – притравка — это не есть подготовка к охоте, это не способ научить собаку каким-то конкретным навыкам (или мастерству), необходимым на охоте, и уж точно не проверка ее готовности к охоте. Притравка предназначена для выявления, пробуждения и закрепления генетически наследуемых охотничьих качеств норных и, в частности, столь милых моему сердцу такс.

Охотничьи качества норных можно поделить на 2 группы:

1. Свойственные всем охотничьим собакам, а именно поиск и преследование зверя.

2. Врожденные:
а) вязкость – стремление собаки в любых условиях продолжать преследование и борьбу со зверем и, в том числе, готовность идти под землю (или понориться как любят говорить старые эксперты), самостоятельность действий, смелость и решительность.
б) злоба к зверю (высшим проявлением которой считается хватка)
в) голос – его сила и тембр. Все эти качества в той или иной степени оцениваются на испытаниях и в зависимости от показанных результатов собака получает диплом 3, 2 или, что конечно лучше 1 степени. Дискуссии по поводу того, как и на какой диплом должна работать собака, чтобы быть добычливой на охоте, ведутся всегда. Рассмотрим с этой точки зрения отдельные элементы работы собаки.

Начнем с оценки по скорости и верности. Это достаточно важные показатели работы собаки: способность быстро и верно преследовать зверя. Чем быстрее и вернее собака продвигается по следу зверя в норе, тем в принципе быстрее вероятен следующий из исходов: либо лиса выходит, либо собака находит зверя, либо собака покидает пустую нору. В основном, от охотников я слышала, что общее время работы собаки в норе очень важно для охоты, так как чем быстрее работа на одной норе, тем больше нор можно за день обойти.

В целом, этот элемент работы можно было бы оценить просто как поиск: быстрый и верный.В любом случае надо явно признать, что тихоходная (или просто крупная) собака долго будет передвигаться по норе, что в результате скажется на результате охоты.

Наибольшие споры и интерес по отношению к охоте вызывают хватки. На настоящей охоте в настоящей норе собака вообще не должна трогать зверя, так как любая травма в норе чревата самыми плохими последствиями. Не говоря уже о том, что вытащить лису и енота теоретически возможно, но практически нереально: на это будут потрачены огромные силы и время (пример тому Кэрри Устинова).

Самая лучшая работа в норе: размен и облаивание (для барсука). По жизни собаки-«гладиаторы», пытающиеся брать в естественной норе не живут дольше двух сезонов, а тихие трешники прекрасно трудятся на благо хозяина. Манера работы собак в естественной и искусственой норе очень отличаются: на восьмерке собака берет, а в норе вязко облаивает. Тем более всем известно, что практически все собаки, прошедшие охоту, значительно рациональнее и даже можно сказать спокойнее ведут себя и в искусственной норе. Теперь возникает вопрос: так почему же в Правилах испытаний поощряются хватки, а не размены и облаивание? А потому, что, если рассматривать испытания в первую очередь как племенное мероприятие, то на искусственной норе мы видим как бы рафинированные качества собаки, которые на охоте реально изменяются, но в своем как бы идеальном варианте демонстрируются на искусственной норе. Неоднократно все же высказывалось мнение, что, поощряя работу собаки хватками на искусственной норе и давая ей более высокие дипломы, мы открываем для нее зеленую улицу в разведении и тем самым поощряется порочный с точки зрения реальной охоты стиль работы в норе, да еще и закрепляем его генетически. Кроме того, существует и мнение, что хватка требует злобы, а выгон -«соображалки», да и мастерства для выгона требуется больше. Попробую прокомментировать эти мнение. Даже столь элементарная (казалось бы) работа как облаивание зверя требует наличия злобы к зверю, уже не говоря о размене. Размен — это неудавшаяся хватка. Неудавшаяся в смысле: либо собака не умеет и не стремится брать либо зверь настолько сильно сопротивляется, что собаке не удается его взять. В первую очередь это относится к искусственной норе. Из практики я знаю, что многие собаки работают и разменами и хватками: не могут взять, тогда и меняются. А слабенькую лисичку может взять и не очень пока умелая собачка. Не зря же начинают притравки с более слабых лис.

Кстати, многие притравщики добывают для притравочных станций лисят — так вот их как правило собаки вытаскивают: маленькие они, не успевают убежать и сопротивляться не умеют (пока не поживут на притравочной станции). Хватка в искусственной норе это НЕ «порочный стиль работы», а прекрасный стиль работы: у такс характерен практически только на искусственной норе, ну умные они собаки, не полезут они брать лису в естественной норе, тем более, что в ней лиса будет уходить от собаки. Конечно, возможно охота с вязким трешечником будет очень добычлива, но возможно этот трешечник и в нору то не пойдет: нет у него того азарта – одно дело по деревяшке с мамашкой за спиной на лису побрехать и другое дело лезть в эту темень и полную неизвестность. Что же касается «мастерства»,то это приходит к собаке только с опытом. Как правило на охоте собака начинает хорошо и быстро работать на второй-третий сезон. Первый сезон может и хорошо работает, но со временем совершенствуется. То же относится и к искусственной норе, где безусловно присутствует и спортивно-состязательный элемент. А в Правилах, к сожалению, вообще в оценке собаки нет понятия мастерства, и часто собака, получившая и не самый высокий диплом вызывет своей работой восхищение именно мастерством.

Отдельная тема – хватки не по месту. Совершенно очевидно, что на настоящей охоте хватка не по месту совершенно недопустима, так как это прямой путь к травме. Однако, на искусственной норе она встречается довольно часто. Я бы разделила хватки не по месту на 3 варианта:

1. Собака действительно несколько неуверена в себе, вроде и схватить пытается, да лучше за хвост.

2. Собака еще не имеет достаточного опыта и навыка. Лиса умело уворачивается, собаке не хватает выдержки и умения — берет за что получится. Это самый распространенный вариант.

3. Неразумная злоба, когда получится берет по месту, а так лишь бы догнать и схватить. Самый плохой вариант и практически неисправимый. Как и прочие другие типы работ, к сожалению (в данном случае) наследуется.

Согласно существующим сейчас правилам при прочих равных условиях при хватке не по месту дается диплом 2 степени (в том числе и на пешке). А заслуживает ли собака его? На мой взгляд следовало бы при хватке не по месту за (хотя бы) переднюю часть зверя оставить диплом 2 степени, а при хватке за заднюю часть давать лишь 3.

На многих состязаниях теперь эти дополнения в том или ином виде существуют. А в целом, от хваток не по месту каким-то образом надо избавляться.

Вязкость – стремление собаки в любых условиях продолжать преследование и борьбу со зверем безусловно является необходимым условием хорошей работы на норе как естественной так и искусственной. Часто путают вязкость и злобу и считают, что если есть злоба (агрессия по отношению ко зверю), то есть и вязкость. Это далеко не так. Часто можно наблюдать такую работу собаки : когда она видит зверя, то и бегает и лает в контакте, а как только лиса оторвалась, собака останавливается, стоит у телевизора, прислушивается ко всем звукам, ну в лучшем случае медленно шагом передвигается по норе. Это классический вариант недостаточной вязкости у собаки. Бывает, что собака после размена с лисой не продолжает ее преследовать, а будто бы в недоумении стоит и думает о чем-то своем личном. К сожалению, плохая вязкость у собаки достаточно сложно исправимый недостаток, поэтому при вязках собак я бы обращала большое внимание на то чтобы не соединять ни в коем случае двух собак, имеющих недостаточную вязкость.

Ну и наконец голос. В последние годы к оценке голоса у собак на испытаниях подходят исключительно формально: традиционные 3 балла, редко редко при действительно ужасном голосе – 2, а при сильно хорошем – 4 балла. Причем никогда практически не делается различия для разных пород норных, а ведь голоса такс и терьеров сильно различаются. Наличие сильного и доносчивого голоса для охоты безусловно необходимо: во-первых копать можно, только ориентируясь на голос собаки. И глухой слабый голос плохой в этом деле помощник. Кроме того, как правило (хотя к сожалению и не всегда), собака в виду зверя (то есть в непосредственной близости) преследует его с голосом и тем самым «сообщает» как о моменте нахождении зверя так и о приблизительном направлении преследования. И при всей важности этого качества в последнее время появляется все больше такс с тонкими визгливыми и явно не очень сильными голосами. Я уж не говорю о ягдах – хорошо, если голос не очень глухой и не очень визгливый.

Безусловно голос не главное для таксы, безусловно трудно его оценивать на испытаниях – здесь нет четких метров или секунд, оценка идет на вкус эксперта, но все же нужно по крайней мере не забывать и о голосе и отмечать «голосистых» собак. А для того, чтобы понять, что такое хороший доносчивый и даже переливистый (бывает изредка и у такс как потомков гончих) почитайте о голосах гончих у старых писателей-охотников, и тогда станет (конечно со скидкой , что у нас не гончие) ясно какие ужасные сейчас как правило голоса у норных в целом и у такс в частности.

Итак, я пробежалась коротенько по связи испытаний(притравки) и охоты, и надо сделать краткий вывод: испытания и притравка НЕ есть подготовка к охоте. Так где же учиться приемам и навыкам охоты? Только на охоте, постепенно, от простых нор к сложным, от часа поиска до 10-15 минут и так далее.

Искусственная нора: пешка или 8-ка?

Притравка - подготовка к охоте
С тех пор как в нашей стране начались испытания по лисе на п-образной норе, а впервые они проходили 13 ноября 1988 года на Круглом озере, не затихают споры о том какая нора (пешка или 8-ка) сложнее («круче»), диплом на какой норе сложнее получить и какая нора ближе к естественной.

Во-первых необходимо отметить, что во многих странах есть норы-восьмерки. Например, во Франции или Германии. Так что, хотя пешку и называют международной норой, но и наша местная 8-ка имеет соответствующие аналоги зарубежом.

Во-вторых, мне кажется. что сравнивая 8-ку и пешку, а также попутно обсуждая проблемы охоты, мы часто путаем суть и видимость. Да, на пешке более сложный профиль, нора более узкая и вход не перекрыт шибером, и собаке крупной или незнакомой с пешкой в первый раз будет идти тяжело. В то же время собака, приученная к пешке с трудом потом будет работать на 8-ке — не понимает она поиск по этой деревяшке Давайте сделаем 8-ку уже, сделаем меньше котлы, усложним профиль. Это вполне возможно. Тогда пешку будет отличать отсутствие поиска, что очевидно плохо, и открытый вход. Безусловно притравочная лиса совершенно не спешит покинуть нору и выбежать на поверхность, где лают собаки и носятся люди. К тому же надо иметь ввиду, что на многих пешках выход не свободный на поверхность (для чего нужен хороший специальный высокий забор), а в клетку, что тоже не всегда лисам нравится. А еще на некоторых норах ловят выбегающих лис сачком — вот для лисы удовольствие. Поэтому, я думаю,что многие собаки на пешке показывают худшую работу по тем-же лисам по следующим причинам:

1. Собаке не знакомой с пешкой, с ее профилем трудно ее пройти (это правда преодолимо).
2. Крупным собакам. конечно, тяжелее, чем на 8-ке.
3. Лиса не хочет выходить, так как почти все варианты выхода ей неприятны. Тут следует отметить, что у нас как правило редко притравливают на пешке, только перед состязаниями, или если берегут лис от бега. А так эти корифеи — притравочные лисы быстро бы научились уметаться из норы и отправляться к себе в клетку домой.

Теперь немного о «сидячих» лисах. Известно. что для работы на 8-ке требуется ходовая (ходячая) лиса. Для пешки таковая не нужна. К тому же требуется специальная работа с любой лисой (обкатка), чтобы она бегала по норе. Лисы на пешке по сути все сидячие, а такую лису трудно сдвинуть с места, трудно с ней разменяться.

Кроме того, мне кажется, что проводимая иногда аналогия с одним отнорком и сопротивляющейся лисой и пешкой не совсем корректна, так как в естественной норе лиса всегда стремится уйти от собаки. А увеличенное время работы в естественной норе при одном отнорке, на мой взгляд не обязательно говорит о том, что лиса в этом случае бьется насмерть. Во-первых лиса уходит от собаки по норе, бежит от нее и как выясняется к закрытым отноркам, бежит дальше, собака продолжает поиск, время идет, наконец-то лиса вырвалась через единственный отнорок. Ну и причем тут битва? Затем возможно собака заперла лису в тупике – да, лиса будет сопротивляться, ну а уж тут должно умение собаки к размену.. И еще , насколько я понимаю все отнорки затыкают кроме одного (самого удобного для выстрела) потому, что так охота результативнее: ну нельзя за всеми отнорками уследить, особенно когда человек один.

Хочется возразить и на следующее высказывание: «На 8-ке проверяется поиск, а вот злобность — только на пешке – там где зверю отступать некуда» — на пешке как раз есть куда отступать — выйти из норы (конечно, если собака разменяется – причем всего лишь один раз), вот и испытания закончены, а на восьмерке лисе некуда деться — вряд ли лиса умеет считать количество разменов и вряд ли определяет отбегала ли собака свои 8 кругов. Кроме того, пешка нора открытая, и многие собаки выходят из нее, что штрафуется. Причем многие выходят не потому, что они испугались, а просто привыкли, что к лисе можно подойти и с другой стороны как на 8-ке. Здесь еще раз появляется элемент видимости сложности пешки. Собака вышла из норы, хозяин посылает ее в нору, собака опять выходит, испытания прекращаются. Зрелище впечатляет – вот какая лиса, заставила собаку покинуть нору. Но ведь тоже самое происходит и на 8-ке: собака подходит к телевизору или затаивается где-то в норе, к лисе не подходит, через некоторое время испытания прекращаются. А суть одна и та же (при всей разнице в восприятии) – отказ от работы. Что касается входа в нору: везде во все норы (что я видела- хоть пешка что 8-ки) вход горизонтальный (за исключением Авангарда). Интересно на какой естественной норе это встретишь?

Таким образом, по сути идет естественное нагнетание субъективных обстоятельств (открытый вход и сидячие лисы) для того, чтобы мы все говорили, что на пешке сложнее работать в контакте. Думаю, что если бы лис на пешке пообкатать побольше,устранить (пока не знаю как) неприятность выхода к людям и лающим собакам на поверхность, то все кажущаяся сложность пешки бы исчезла (профиль норы и узость уже обсудили). Затем я знаю, что на больших притравочных станциях с хорошим количеством лис (Круглое озеро, Фрязево) часть лис специально предназначены для пешки, для создания ей некоего фактически существующего, но исключительно искусственно созданного ореола сложной норы.

Фактичски существующая система проведения испытаний (и притравок) на норе-восьмерке в целом позволяет выявить и закрепить ВСЕ необходимые охотничьи качества норной собаки. Безусловно и сама нора и правила проведения испытаний и состязаний требуют изменений и усложнений на данном этапе. При этом не надо забывать, что в том числе благодаря и этим норам и этим Правилам охотничьи качества наших такс шагнули неизмеримо вперед. Да, улучшать надо, да, надо дальше думать, но стоит ли от добра добра искать.