Нужна ли таксе нора?

Нужна ли таксе нораО необходимости рабочих испытаний для такс

Вопрос о том, нужна ли собаке охота на лисицу, как правило, вызывает негативную реакцию со стороны новоявленных владельцев такс. Все, как правило, берут собаку «для себя» (можно подумать, что я держу такс исключительно для соседа), что в переводе означает «для дивана». И я не собираюсь кого-либо за это осуждать. Такса — прекрасный компаньон и найдет себе дело даже сидя на диване и без охоты на лисицу. Другое дело, когда вы решили стать заводчиком или владельцем питомника. Здесь на вас налагается большая ответственность за эту породу.

В связи с этим предлагаю вспомнить еще раз, что же мы подразумеваем под понятием «порода». «Порода- это большая группа собак, имеющих общее происхождение, характерные черты внешнего вида, телосложения и поведения, определенные природные свойства и служебные качества, стойко передающиеся по наследству» [“Все о собаке» под ред. Зубко, Москва, Эра, 1992]. И далее: “Каждая порода-результат труда человека. Она существует до тех пор, пока полезна человеку и отвечает его социальным и культурным потребностям…. Неблагоприятные условия, грубые ошибки в племенной работе могут привести к вырождению породы. Для совершенствования породы и получения высокой работоспособности собак необходимо… создавать и поддерживать условия, в которых она формировалась”. Другими словами, следует поддержать то, что создавалось нашими предками десятилетиями. В идеале следует стремиться к выведению собак, обладающих отличным экстерьером в сочетании с хорошими рабочими качествами. У нас их сейчас не мало и мы поняли, как их разводить. Уничтожите охотничьи качества таксы — уничтожите породу. А национальное достояние надо беречь.

А создана была собака породы такса исключительно для охоты. Отсюда и особенности ее экстерьера. Все предназначено для работы в норе: и длинная грудная клетка, вмещающая колоссальные для размера собаки легкие, чтобы избежать кислородной недостаточности в норе и определенное соотношение высоты в холке к расстоянию от нижней точки груди до земли (такса должна быть подвижной и свободно перемещаться в норе и корпус при этом не должен “скоблить” землю как это распространено у некоторых зарубежных такс, не использующихся для охоты), и вес собаки не должен превышать 9 кг, так как трудно крупной и грузной собаке работать в узкой норе и отнорках. Если убрать необходимость охотиться, то довольно бессмысленными становятся вышеуказанные особенности экстерьера таксы. Экстерьер нерабочей таксы может принять несколько стилизованный, утрированный характер и наша такса станет чем-то напоминать американский ее вариант: грудь опущена низко и “ползет” по земле, слишком короткие и «складчатые» ноги не позволяют ей быстро передвигаться, собака «сыра и загружена», а вес…. он измерению не поддается. Один из моих щенков (сейчас ему уже около 5 лет) живет в США. Вес его чуть превышает 9 кг, а в целом он прекрасно сформированный кобель. Однако в кинологическом клубе его владельцам сказали, что он пойдет или в класс “миниатюра” или в “переходный” (“ушел” из миниатюры и “не дошел” до стандартного размера). Но тем не менее им разрешили пройти “охотничью квалификацию” по крысе без контакта. Каково же было удивление хозяев моего Панды, когда ни одна из пришедших такс на крысу не отреагировала. А на шоу-выставке, по их словам, чемпиона выставки- крупного кобеля- принесли на руках, поставили и унесли — двигаться он не мог. Боюсь что это то, к чему нам предложено сейчас стремиться.

Есть опасность того, что у нас начинает формироваться новая порода собак — «шоу-такса» (а вслед и за ней, возможно, придут шоу-фокстерьеры, шоу-ягдтерьеры, шоу-ротвейлеры и шоу-немецкие овчарки).

В погоне за шоу-титулами и за спорами быть ли таксе охотником мы совершенно забыли о самой собаке. А как она относится к охоте и нужно ли ей это? Вспомните, что такса — прирожденный охотник. Охота — это то состояние, где такса может полностью реализовать все свои возможности и способности, утвердить свой характер и передать затем все это потомству.

“Лапы кривые, тела длинные, но ум необыкновенный” писал о таксе А.П.Чехов. Необычные умственные способности, хитрость, отвага, независимость, решительность, свое мнение обо всем на свете- эти черты достались таксе от ее охотничьих предков и формировались десятилетиями. Те, чья такса “заболела” норой знают, что без любимой лисицы такса тоскует и может стать брюзгой и занудой. Лишая таксу ареала ее обитания, мы тем самым способствуем и изменению ее характера, а это, как известно (равно как и охотничьи качества) передается по наследству и приведет, в конечном итоге к умственной деградации и полному вырождению породы. Допуская собак до племенного использования мы, как правило, стараемся отбраковать особей, имеющих нехарактерные для таксы черты — повышенную агрессивность, сочетающуюся с трусливым характером, неустойчивость психики (информацию об этом вы найдете в любой книге, описывающей данную породу и ее экстерьер). Подчас эти черты пытаются выявить даже некоторые эксперты на шоу-выставках во время осмотра и, если их находят, то снижают оценку или дисквалифицируют собаку.

Существует определенная зависимость между особенностями психики таксы и ее способностями к охоте (как, видимо, и в других породах). То есть о состоянии психики собаки можно судить по ее способности работать в норе. Такса, страдающая вышеперечисленными недостатками, не сможет охотиться, и, следовательно, и не должна использоваться в разведении. Другими словами в разведении не должна использоваться такса, которая не охотится.

Теперь о другой категории владельцев, таксы которых может быть и охотились бы, если бы их хозяин не был столь ленив или боязлив и доехал бы до норы. Подчас мы сами придумываем множество причин, по которым мы не можем что-либо сделать, пытаясь оправдать этим прежде всего самих себя. “Моей собаке это не надо”, слышишь иногда. А откуда Вам это известно? Она Вам сама сказала? Не верьте ей. Она если и сказала Вам это, то только потому, что Вы хотели это услышать- она ведь такса. Но стоит Вам только один раз поехать на “притравку”- только один раз, Вы “заболеете” ею вместе со своей собакой. “Я готов сам влезть в нору и показать моей таксе, как надо работать”, слышишь почти постоянно от новичков. Зрелище работающей в норе собаки необыкновенно впечатляющее. Удивляет все: от первых шагов щенка в норе до высококлассной работы уже опытной собаки. А какое удовольствие наблюдать, как собака постепенно, шаг за шагом, набирается опыта.

Никаких серьезных травм на притравке при опытном нор-мастере не происходит- все остаются живы: и собаки и лисы. Несостоятельны опасения новичков, которые объясняют, что не едут на нору, потому что боятся, что зверь загрызет их собаку (часто это просто удобная отговорка для самого себя). И не стоит говорить об этом всерьез. Обучение молодой собаки как и человека идет классическим путем: от простого к сложному. “Обожженный” (напуганный) щенок или молодая собака могут больше не войти в нору, а это не нужно ни учителю, ни ученику. Такса ведь существо интеллектуальное, и чувство самосохранения у нее развито высоко. Именно за это свойство и ценят ее охотники: взять или выгнать зверя и при этом уцелеть; все делается с умом, все “с головой”. Обучение молодой собаки идет постепенно, и уходить с норы пес, как и его хозяин, должны с хорошим настроением, с чувством хоть маленькой, но победы, и с ощущением чего-то незаконченного. И всю неделю они будут думать, что уж в следующий раз они такое покажут.

Удачи вам!

Автор: Н.Дмитриева