Гончее начало такс

Гончее начало такс
Такса ведет свое происхождение от гончих — одного из древнейших типов собак. Особую ценность для человека того времени имели собаки, которые умели найти зверя по следу и догнать его, обозначая место голосом и удерживая потенциальную добычу до прихода охотников. Такие собаки являлись достоянием рода, их не могло быть много в силу бедности примитивного хозяйства человека в тот период. Поэтому в своем поведении эти собаки не были ориентированы на самоуничтожение, то есть на прямую схватку со зверем, так как потеря такой собаки означала для племени серьезные трудности с добыванием мясной пищи.

От собак, обладающих ценными для человека свойствами, стремились получать потомство, закрепляя в гончеподобных собаках определенную манеру охотничьего поведения. Значительно позже, с развитием цивилизации, от группы гончих ответвляются могучие псы, способные не только найти и догнать зверя, но и завалить его. Это придавало охоте азартную, хотя и жестокую, кровожадную спортивность. Охота с такими собаками перестает быть средством добычи пропитания и становится увеселением, забавой, развлечением знати. Свои функции в истории охоты эти собаки выполнили и остались в прошлом. Гончие с присущей им манерой охоты сопровождали человека на протяжении всей истории.

Укорочение конечностей и уменьшение размеров этих собак позволяло им, начав неспешный гон зверя на поверхности, найти по следу нору и продолжить при необходимости погоню под землей. Преследуя зверя с голосом по ходам норы, настойчиво облаивая его, предок таксы выгонял добычу на поверхность, где уже ждал охотник. В случае необходимости собака вновь продолжала преследование.

Старинное «гончее» происхождение таксы предопределило манеру ее работы в норе: выгон зверя или его удержание в тупике, пока на помощь не придет, вскрыв нору, человек. В конце XIX столетия Л.П. Сабанеев писал: «Чрезмерна злобность и горячность у такс считается недостатком, и охотники предпочитают осторожных и благоразумных собак». Конечно, работа в непосредственном контакте со зверем требовала от таксы агрессивности, азарта, напора. Однако темперамент у таксы иной, чем у норных терьеров (об этом много написано). Таксе свойственна разумная агрессивность, а тип ее нервной системы предназначен для длительной, если это потребуется, осады зверя.

Формирование таксы началось, как известно, на территории Южной Германии в середине XVI века. Непосредственным ее предком была низкорослая гончая, называемая в те времена охотничьим браком. Первые изображения предков такс показывают небольших гончеподобных собак, приспособленных для охоты в норах. Такое использование низкорослых гончих с еще более примитивным экстерьером известно с VII века: в документах той эпохи упоминаются собаки, с которыми охотились на бобра, барсука, выдру, добывая их из нор.

Дальнейшее формирование экстерьера шло по пути укорочения конечностей и удлинения корпуса, при этом охотничье использование такс под землей и на поверхности шло параллельно и никогда не отрывалось друг от друга. Охотники оценили удобство использования по зайцу тихоходной гончей «в лице» таксы. Не зря она получила традиционное название «пешей» гончей, ибо в силу особенностей строения не способна развивать высокую скорость. Заяц не очень-то боялся своего коротконогого преследователя и уходил от него медленно, на небольших кругах, что было весьма удобно охотнику. Охотились с таксой и по копытным. Крупный зверь также не принимал всерьез маленькую собачку, уходил от нее медленно, часто останавливался. В задачу таксы входило найти зверя и облаять его, отвлекая внимание на себя и выполняя функцию колокольчика на шее коровы. Охотник ориентировался на голос собаки и мог скрытно подойти к зверю на расстояние, удобное для выстрела.

Одно из важнейших качеств гончей — чутье, поскольку след зайца имеет довольно слабый запах. Это же требовалось и от предка таксы, а затем и от самой таксы. В европейских странах успешно применяли таксу для поиска подранков по кровяному следу. Недаром говорят, что чутье таксы — в ее лапах. Низкорослая собака, находясь на минимальной высоте от следа, тщательно прорабатывает его, опустив голову и пользуясь преимущественно нижним (следовым) чутьем. В то же время многие крупные собаки, используемые в этом виде работы, часто пытаются прихватить запах зверя из воздушных потоков, что называется чутьем верхним.

От гончих требовалось (и требуется) и такое качество, как вязкость на следу, то есть настойчивое желание преследовать зверя, пока он не будет добыт. Это качество очень важно и для такс: при отсутствии вязкости собака не будет работать ни по следу, ни в норе.

«Гончее» происхождение таксы до сих пор учитывается кинологами и охотниками многих стран мира. На своей родине, в Германии, племенная такса, помимо испытаний по барсуку и лисице, обязана «сдать экзамен» в работе по следу зайца. При этом собака должна продемонстрировать вязкость, чутье и мастерство: заяц, убегая от собаки, возвращается на свой след, делает прыжки в сторону, и такса обязана распутать эти заячьи петли. Оценивается и манера таксы отдавать голос при следовой работе. Здесь есть два вида: постоянная отдача голоса (что ценится более высоко) либо преследование в молчании, а отдача голоса производится только когда добыча появляется в пределах видимости (это называется «работа по зрячему»).

Работа в качестве пешей гончей требует от таксы голоса, который был бы слышен на большом расстоянии. Здесь, как и у гончих, имеет значение доносчивость голоса, его сила и тембр. Недаром голос таксы не очень-то соответствует ее размерам. И уж, конечно, по голосу такса намного превосходит норных терьеров. Не могу не напомнить читателям охотничью историю: «Пришли на выставку два товарища-гончатника и слышат прекрасный голос. Они обрадовались и говорят: «Наконец-то наши гончие стали обладателями прекрасных голосов». Идут на голос, и он приводит их к таксам».

В европейских странах такс обязательно испытывают по кровяному следу. Охотничье законодательство большинства стран Европы предусматривает обязательное наличие результатов полевых испытаний по кровяному следу у собак всех охотничьих пород. Незыблемость этого требования продиктована тем, что закон предусматривает суровое наказание за оставление подранков независимо от размеров животного: от кролика до лося. Жесткость требований к собакам ведет к тому, что в породе генетически закрепляются «кровяные» качества, а немецкие собаководы начинают выявлять их у такс со щенячьего возраста.

Гончее начало таксДавно известна такса в Великобритании, а Даксхунд-клуб был основан даже раньше, чем в Германии — в 1881 году. Карл и Грета — первые таксы, которые экспонировались на выставке в Бирмингеме в 1866 году. Их выставляли в классе, который назывался «специальный класс для любых известных охотничьих собак». Обычно такс представляли как «немецких барсучьих гончих», и до 1874 года они экспонировались в классе «для иностранных собак». В том же году Кеннел-клуб признал породу и дал ей официальное название «даксхунд (немецкая барсучья гончая)».

Существование в Великобритании большого количества пород мелких норных терьеров заставило англичан смотреть на таксу несколько по-иному, чем на еще одну норную собаку. У такс должна была быть иная специфика. Было предложено трансформировать английский перевод немецкого слова «hund» (собака) в «haund» (гончая), что и повлияло на судьбу породы на Британских островах. Наметилась значительная разница в разведении, племенной полевой ориентации собаководов. По сравнению со своими континентальными сородичами таксы английского типа были крупнее и массивнее. Они в значительной степени сохранили отдельные черты гончих, особенно это касается строения головы. Такое видение породы сохранилось в Великобритании по сей день. В конце прошлого века писалось: «Такса, вероятно, является гончей, а также немного декоративной собакой. Очень легко вывести терьера из гончей, но вывести гончую из терьера невозможно». На одной из выставок того времени эксперт определил таксу, как «плохого кривоногого бигля».

Соответственно этому представлению и охотились с таксами, используя подчас целые стаи этих собак, чему есть многочисленные свидетельства. Одно из них относится к 1894 году: «…существуют богатые джентльмены, содержащие значительные стаи этих собак с чисто охотничьей целью. Такая стая… находится у майора Круккера, причем охота по зайцам производится трижды в неделю, и каждый раз поднятый зверь сганивается собаками (добывается при помощи собак)».
Различие в массе и размерах английских и континентальных такс отражено и в стандартах. Если стандарт FCI ограничивает вес такс до 9 кг, то национальный стандарт таксы в Великобритании предусматривает вес 9-12 кг. В настоящее время, ведутся разговоры о сближении требований стандартов, однако не настолько, чтобы такса в Великобритании утратила свою специфику.

В США такса становится популярной в то же время, что и в Великобритании — с середины XIX века. Американский стандарт не предусматривает столь серьезных различий с европейскими собаками, как английский. Однако, судя по изображениям чемпионов США, общий тип собак остается все же английским.